«У чеченцев твердая воля»

Социолог Марит Кремер много лет исследует жизнь чеченской диаспоры в Германии. Она работает в созданной в 1993 году в Берлине организации «Мемориал» (относится к «Международному Мемориалу»).

Марит изучает жизнь и взгляды второго поколения эмигрантов из Чечни, а также влияние интеграции на систему ценностей. Работы исследовательницы востребованы миграционными властями и работниками социальной сферы.

Нынешнее исследование Марит направлено на молодых чеченцев, не менее десяти лет живущих в Германии. С ними она делает биографические интервью, в которых задает вопросы о жизни, ориентирах, религии, будущем и т.д.

– Немалая часть из них отошла от соблюдения адатов, другие на полпути от традиций к западным ценностям, третьи только формируют мировоззрение, – говорит она. – Но есть и очень религиозные, и небольшая часть очень традиционных.

– Насколько выходцы из Чечни хотят интегрироваться, принимать европейские ценности?

– Это зависит от того, как их приняли в Германии, Многим сначала отказывают в убежище, причем неоднократно. Люди порой годами не знают, не вышлют ли их завтра в Польшу [через которую многие чеченцы приезжают в ЕС и куда их по Дублинскому соглашению возвращают из других стран], или в Россию, или в Чечню. Те, кому отказали в Германии, едут во Францию, Новергию… Или, например, их детей взяли в одну школу, только они привыкли, как семью пересылают в другой лагерь или город. И так три-пять раз за несколько лет. Это все снижает мотивацию к интеграции. Однако у чеченцев твердая воля, они готовы преодолевать бюрократические барьеры.

– Вы лично встречаетесь с беженцами или проводите исследования путем анкетирования?

– Я прихожу к ним домой, на работу, на учебу. Беру анонимные интервью по три-четыре часа под аудиозапись. Завоевать доверие нелегко. Люди боятся, избегают разговоров. Приходится ждать, искать контакты. Это крайне интересная работа.

– С чем связано недоверие?

– У них есть опасения, что другие соотечественники передадут о них информацию властям Чечни. Кроме прочего, внутри общества есть сильный социальный контроль. Они замечают, кто как живет. Я слышала разговоры типа: «Я видела там-то твою дочку с тем-то». С одной стороны людей пугают кадыровцы, а с другой – пристальное внимание земляков.

– Против агентов Кадырова принимаются какие-то меры? Я слышала, что в Германии не хотят портить отношения с Россией, поэтому их не трогают.

– Не думаю, что из-за этого. Есть права человека, которые на всех распространяются, даже на негодяев. Но когда совершаются преступления, их надо объективно расследовать и привлекать к ответственности тех, кто пособничал.

– Насколько востребованы результаты ваших исследований?

– Я регулярно провожу семинары для работников социальной и образовательной сферы, для полиции. Они заинтересованы, поскольку здесь почти нет информации о чеченском обществе, о культуре, но есть типичные проблемы с чеченскими беженцами. Одна из них – агрессия в отношении других мигрантов. Например, конфликт в Котбусе с афганцами. А потом в СМИ появляются заголовки о преступлениях чеченцев. Складывается стереотип, который можно преодолеть только пониманием, почему эти люди принимают то или иное решение.

Зачастую немцы не понимают, почему чеченцы едут в Европу сейчас, когда войны давно нет. Да и о самой [российско-чеченской] войне мало кто знает. На семинарах я рассказываю о культуре, системе ценностей, исторической подоплеке.

– Насколько остра проблема домашнего насилия в чеченской диаспоре?

– Это серьезная проблема. Нередки случаи, когда женщина с детьми сбегает от мужа в приют. Думаю, часть причин насилия связана с пережитым в той войне. Еще влияет жизненная неопределенность, неуверенность в завтрашнем дне, психические травмы. Ну и традиции, говорящие, что женщина обязана подчиняться мужу. В Германии мужчины продолжают требовать от жен их соблюдения – вести хозяйство, сидеть с детьми.

При этом мужья теряют роль кормильца: если нет работы, они сидят дома. Это их раздражает, они начинают проявлять агрессию и не терпят, если женщина лучше социализируется.

– Какой здесь выход?

– Часть чеченских семей отходит от адатов и обращается больше к исламу. Некоторые чеченки мне рассказывали: в Коране написано, что мужья должны поддерживать жен и брать на себя часть дел по хозяйству, заботы о детях. Богобоязненные мужья так и поступают и не ссорятся, у них все хорошо. У их жен есть время учить немецкий, получать профессию.

– А как обстоит дело с традиционными представлениями, что дети должны подчиняться родителям?

– В Германии есть госучреждения для защиты детей. Но если чеченка обратится туда за помощью, близкие ее поступок не одобрят. Посторонние люди и инстанции не должны вмешиваться в семейный уклад, убеждены чеченцы. Законы Германии смотрят на это иначе: если ребенок в опасности, государство вынуждено реагировать.

Чеченцы часто жалуются, что их лишают детей «ни за что».
Но из-за одной оплошности ребенка не забирают. Наоборот, его пытаются вернуть в семью, внушив родителям, что нужно изменить поведение и растить детей без насилия.

________________________________

Комментарий редакции ИА «Ичкерия-инфо»

Интересное исследование и выводы интересны…

Цитата: Нередки случаи, когда женщина с детьми сбегает от мужа в приют. Думаю, часть причин насилия связана с пережитым в той войне. Еще влияет жизненная неопределенность, неуверенность в завтрашнем дне, психические травмы. Ну и традиции, говорящие, что женщина обязана подчиняться мужу. В Германии мужчины продолжают требовать от жен их соблюдения – вести хозяйство, сидеть с детьми.

При этом мужья теряют роль кормильца: если нет работы, они сидят дома. Это их раздражает, они начинают проявлять агрессию и не терпят, если женщина лучше социализируется.

Часть чеченских семей отходит от адатов и обращается больше к исламу. Некоторые чеченки мне рассказывали: в Коране написано, что мужья должны поддерживать жен и брать на себя часть дел по хозяйству, заботы о детях. Богобоязненные мужья так и поступают и не ссорятся, у них все хорошо. У их жен есть время учить немецкий, получать профессию… (конец цитаты)

Получается, что всему виной традиции?… Значит, для тех чеченцев, кто оказался в Европе, отказ от национальных традиций это единственный способ спасения семьи?
Но так ли это?… Не подталкивают ли чеченцев, кто-либо «извне», к подобным действиям и поведению?… Эти вопросы тем более интересны, что подобная «интеграция», по сути, является ассимиляцией! Отказ от традиций, ведёт, под видом «социализации», к обезличиванию наций, народов!…

Известно много случаев, когда работники «социальных служб» европейских стран, посещая чеченские семьи, во время отсутствия глав семейств (мужей) советовали женщинам «бороться за свои права», мотивируя тем, что это Европа и мужчина должен, по очереди с женой, готовить, убирать дома, мыть полы и т.д. …
Умные, отвечали подобным «социалам«, что наши мужчины лучше знают — что можно и чего нельзя и, что у них есть свои обязанности, а у женщин — свои.
Глупые, поддавались таким советам и порою, семьи рушились… Из исследования следует, что отказ от традиций и переход к Исламу, является спасением…
То есть — чеченские традиции и здесь (также, как и дома, в оккупированной Россией стране) находятся под угрозой…

«О люди! Воистину, Мы создали вас из мужчины и женщины и сделали вас народами и племенами, чтобы вы узнавали друг друга, и самый почитаемый перед Аллахом среди вас — наиболее богобоязненный. Воистину, Аллах — Знающий, Ведающий» (Сура 49. Комнаты, 13-й аят)

Реклама

«У чеченцев твердая воля»: Один комментарий

  1. Уведомление: «У чеченцев твердая воля» - спостереження, новини, інтерв’ю, події

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.