Вдова Маккейна: Джон был до грубости откровенен, когда говорил о Путине

Синди Маккейн вспоминает своего мужа сенатора Джона Маккейна, его президентскую кампанию 2008 года и резкие высказывания в адрес России и Путина.

interviyu

Сенатора Джона Маккейна называли одним из главных ястребов среди американках политиков. В 2008 году он баллотировался в президенты США, но проиграл Бараку Обаме. Маккейн был известен своей жесткой критикой Владимира Путина, во многом из-за этого он был одним из самых узнаваемых американских политиков в России. Чуть больше года назад сенатор Маккейн скончался. Его похороны стали заметным событием, так как нынешнему президенту-республиканцу Дональду Трампа было демонстративно отказано в приглашении. Синди Маккейн, вдова сенатора, далека от политики, она родилась и выросла в Аризоне в богатой семье, управляет семейным бизнесом. Сейчас занимается сохранением наследия своего мужа.

Жанна Немцова: Сенатора Маккейна многие называли ястребом американской политики. Вы согласны с такими оценками?

Синди Маккейн: Да, я в некоторой степени согласна. Но вы знаете, есть одна важная вещь про Джона: основа его работы была в том, что он ставил во главу угла простого человека — независимо от того, какой темой он занимался. Он был уверен, что защита простого человека от плохого большого парня — это самое главное.

— Сенатор Маккейн участвовал в президентской гонке 2008 года, соперничая с Бараком Обамой. Какой эта кампания была для вас, его жены?

Синди Маккейн

— Президентская кампания — это всегда весело. Знаете, мы шутим, что это как матч по регби — там тоже много падений и грубой игры. Это большая честь — быть номинированным от своей партии на самую высокую должность в мире. И конечно, я, как его жена, разделяла эти чувства.

Я и тогда, и сейчас говорю людям, что оказалась как будто на одном из мест в первом ряду в истории. Это значит, что ты можешь стать частью чего-то важного, что формирует нацию. Это была отличная гонка с президентом Обамой. Мы многое из нее извлекли для себя. И, как следствие, я думаю, мой муж в итоге стал государственным деятелем.

— Насколько вы были вовлечены в ту президентскую кампанию?

— Я была очень сильно вовлечена, ездила в рамках кампании с мужем и иногда отдельно сама. Мне было важно тогда быть рядом с ним по многим причинам, но главное — я могла говорить ему чуть больше правды, чем окружавшие его тогда люди. Ему нужно было знать правду, например о том, хорошо или плохо он выступил.

— Это касалось его выступлений? А что по поводу таких спорных решений, как выбор Сары Пэйлин в качестве кандидата в вице-президенты. Что вы тогда на это сказали?

— Я была частью процесса. Я участвовала во всех его встречах и я уважаю решения моего мужа. Он воспользовался шансом. Сара отлично выступила. Я думаю, пресса к ней была несправедлива.

— Что бы вы назвали самым сложным в ходе той избирательной кампании?

— Самым сложным было ежедневно сохранять чувство собственного достоинства. Я под этим подразумеваю, например, Twitter, который только стал набирать обороты, и другие социальные медиа, которые тогда развивались. Те ежедневные атаки мне было тяжело переживать. Мы оба стали объектами преследования.

— Какой была роль Маккейна в российско-американских отношениях?

— Как вы знаете, мой муж был до грубости откровенен в выражении своих чувство по отношению к России и конкретно к Путину. Я думаю, его высказывания были правильными. Его публичное раздражение некоторыми действиями России и его способность открыто это высказывать — это было очень важно.

И, конечно же, это было то, из-за чего и США, и мой муж лично были в фокусе внимания господина Путина. Но Джон говорил об очень важных вещах и никогда не боялся публично называть вещи своими именами: несоблюдение прав человека, отсутствие цивилизованной публичной политики и, самое важное, бандитское поведение, которое исходит от России в целом.

— Он обсуждал с вами, что именно ему не нравится в Путине?

— Да, конечно, мы говорили об этом. Поведение Путина по отношению к Соединенным Штатам, действия в отношении Крыма и в других точках мира — это было надругательством, с точки зрения моего мужа и с точки зрения его ценностей. Когда это все началось, он дома все время очень громко и яростно говорил о России и Путине. Это было интересное время.

DW

Реклама

Вдова Маккейна: Джон был до грубости откровенен, когда говорил о Путине: Один комментарий

  1. Уведомление: Вдова Маккейна: Джон был до грубости откровенен, когда говорил о Путине - спостереження, новини, інтерв’ю, події

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.