«Сегодня журналист в Чечении — это политический раб»

ЧЕЧЕНИЯ И ЛЮДИ…

Мадина Болатмирзаева -​ журналист, бывшая ведущая ТВ и радио в Грозном, которая, подобно антропологам при полевой работе, прошла все стадии чеченской темы на личном опыте, при этом оставаясь наблюдателем.​
Накануне нам довелось пообщаться по скайпу. Беседа получилась долгой, интересной. Ниже с удовольствием публикую некоторые ее фрагменты.​

А.М.:-Айна, ты всегда выглядишь такой беззаботной, соответствует ли это впечатление действительности?
Ведь, насколько известно, ваша семья​
даже не покидала Чечению во время военных кампаний…?


М.Б.:-Да, мы преимущественно находились в Грозном, либо в родовом селе Гендарген.
С детства гул самолетов, танков, взрывов… конечно, всё это оставило неизгладимый след.​ ​​ Ведь​ началось оно с моего поступления в первый класс. Нас в семье было пять девочек. Отцу было нелегко беречь одному столько женщин в семье, например, в ситуациях, когда пьяные российские военные поздно ночью обстреливали дворы, дома без разбору, заглядывали в окна с криками, а мы всей семьей тихо стояли в коридоре не смея шевельнуться.​

А.М.:-Оглядываясь назад ты можешь теперь оценить, как это всё отразилось на вашей семье?

М.Б.:-К сожалению, да. Помимо многих потерь друзей и знакомых, жилья и имущества, мы потеряли старшую сестру Малику…
Она работала всю жизнь в Чеченском Государственном Университете. Бывало, в самое опасное время, рискуя здоровьем и жизнью, пыталась хоть как-то заработать. Попала под обстрел студентов 20 декабря 2000 года. Похоронила мужа,​ который погиб в бою. На нервной почве серьезно заболела и умерла в 2004.
Через год, послевоенные последствия на нервной почве, также, унесли жизнь отца.​

А.М.:-…Ты с 2003 года работала в журналистике, на государственных компаниях, успешно вела прямые теле и радиоэфиры, которые ценили и любили многие люди. Как так получилось, что, имея все возможности и данные, ты всё-таки предпочитала оставаться в стороне от основной команды журналистов?

М.Б.:-Я была моложе всех, когда начала крутиться в этой сфере, за три месяца до 17-летия. Прошли годы​ пока начала понимать подводные камни профессии.
Когда телерадиокомпания Грозный начала набирать обороты, она стала очень политизированной. К сожалению, многие, так называемые журналисты, не брезгуя ничем, — добивались признания, пытались угодить руководству Чечни всеми возможными способами.

А.М.:-Почему ты не пошла тем же путём? Почему в твоих социальных сетях даже не замечено фото с «местной элитой», руководством, это ведь было так легко…

М.Б.:-Легко с одной стороны… но сложно с другой.

А.М.:-Сложно с какой?

М.Б.:-С моральной. Для меня элита это умные, интеллигентные люди, какого бы служебного статуса они ни были. Наш отец был примером для нас, его главной целью, также, было дать нам образование. Он никогда не говорил нам, чтобы мы сделали приоритетом деньги или должность.​ И, тем более, переступали через себя, улыбаясь нечистоплотным людям, которые совершенно случайно оказались у власти.

А.М.:-Что явилось основной причиной того, что с журналистикой в Чечении ты решила окончательно проститься?

М.Б.:-На самом деле причиной явилось то, что журналистика там в принципе невозможна. Выбора у работника СМИ нету, даже если он официально не работает. Что говорить о СМИ, которые могут влиять на общественное мнение, когда и простые люди в опасности из-за неосторожного слова. Поэтому, сегодня журналист в Чечении — это политический раб.

А.М.:-Почему люди работают в этой сфере при таких обстоятельствах?

М.Б.:-Потому что общество Чечни изувечено изнутри. У всех свои причины, кто-то не имеет совести, кто-то просто растерян, сам не знает, что происходит, живет на автомате от зарплаты до зарплаты.
Все эти годы люди не развивались, их​ активно обрабатывали специальными внушениями, ложными ценностями, их подменой. Народу нужна​
серьезная реабилитация. Это глубокая социальная проблема чеченского общества.​

А.М.:-Какую основную разницу ты заметила в обществе Европы и России, Чечении?

М.Б.:-Разница немыслимая. В Европе всё делается для человека.​
Конечно, это непривычно для тех, кто сталкивался с​ Россией и Чеченией.​
Было бы смешно смотреть на всё это, если бы не было так грустно. Описывать отдельные случаи — темы для Достоевского. Я бы ограничилась одним из названий книг Фёдора Михайловича… «униженные и оскорбленные» сегодня люди в нашей стране, и, особенно, в Чечении. Какие-то виноватые, сами не зная в чём…то виноватые за то, что их бьют бомбами, уничтожают их жилища и земли, то за то, что их, нерадивых «спасли», а они недостаточно кланяются «освободителям», не ценят… а тем временем, для​ Европы самые страшные слова — это «стресс» и «депрессия».

А.М.:-Как же они правы. Именно эти состояния выбивают из колеи даже самого энергичного, жизнерадостного человека…

М.Б.:-Сегодня в Чечении, нормальный человек — находится не просто в стрессе и депрессии, но в каком-то оцепенении, часто сам не понимая в чем дело, будучи неудачником в глазах доминирующего общества, которое не брезгует ничем. Интеллигентный человек, который согласился работать на государственный режим, может использоваться для интересов начальства, для выполнения самой трудной работы, не будучи хозяином своей жизни. Если же человек не желает работать в интересах власти, то кроме упреков, оскорблений и пренебрежения вышестоящими, — надеяться ему не на что.

Айна Аух.
26 мая 2019г.,

Реклама

«Сегодня журналист в Чечении — это политический раб»: Один комментарий

  1. Уведомление: «Сегодня журналист в Чечении — это политический раб» - спостереження, новини, інтерв’ю, події

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.