Аслан Масхадов: «Только выстоять, выдержать! Другого выхода нет».

Aslan_MashadovЧто сейчас происходит в Чечне? Ваш комментарий

— В Чечне продолжается война. Война варварская, война без правил. Я сам профессиональный военный. Был участником той войны, изучал историю военного искусства. Знаю что такое армия, но все то, что здесь происходит, описать, рассказать или передать невозможно — это надо увидеть. Это не война. Здесь просто варварски хладнокровно, с особой ненавистью убивают друг друга. Российское государство — эта империя, которая надеется опять вернуться к старому, к советскому, с особой ненавистью убивает мой народ, объявив ему войну, под видом антитеррористической операции. Наши бойцы Сопротивления, наши ополченцы с особой ненавистью убивают этих насильников, контрактников, уголовников, зеков, омоновцев тоже с особой ненавистью. Все, что они здесь натворили, описать невозможно.

Город Грозный в руинах. Сотни населенных пунктов стерты с лица земли. В эту войну были 50 тысяч погибших; где-то 18 тысяч — неизвестно где: или в лагерях, или в тюрьмах, без вести пропавшие. И сегодня это варварство продолжается.

Генералы, которые запутались в собственной лжи, поняли, что продолжение войны ничего не даст, бесперспективно, нет результата: молниеносной войны не получилось. Началась продолжительная изнурительная партизанская война. Сегодня российские войска, российские правоохранительные структуры несут потери каждый день в два-три раза больше, чем при фронтальных боевых действиях, при минимальных потерях с нашей стороны. Наука военная подсказывает всем, что никогда регулярная армия партизанскую войну не выигрывала, и Россия не выиграет. И генералы это осознают. Сегодня амбиции не позволяют. Великая армия, великая держава — все им было дозволено: применить все средства поражения, поставить на колени этот народ, и они обещали новому политическому руководству и на этом привели его к власти.

И сегодня эти генералы не хотят честно сказать своему Президенту: «Не получилось молниеносная война! Началась партизанская война. Мы проиграем эту войну, притом — с позором! Лучше остановиться, так будет честно!» Вот такой честности у них не хватает. Не хватает! Поэтому сегодня эти же генералы продолжают обманывать политическое руководство России (того же Путина), что идет полномасштабная операция под названием «Снегопад», или там «Листопад». На юго-восток Чечни перебросили с западной стороны на восток более трех тысяч единиц бронетехники. Слякоть, грязь, туман — вот эти колонны движутся туда-обратно, блокируют населенные пункты. Вот уже два месяца давят, душат, убивают друг друга. Друг друга. И каждый день докладывают, что идет операция; сколько там баз; сколько там ранено; сколько задержано. Хотя я говорю со всей ответственностью: в ходе проведения этой «операции», может быть, два-три бойца наших ранено. Других потерь у нас просто там нет!

Хотя у нас там есть очень много мелких маневренных групп, которые подчиняются Хамбиеву, Абалаеву, Басаеву. Есть подразделения Президентской Гвардии. Они, проявив вот эту тактику масштабного применения огромного количества бронетехники, войск, нанося ощутимые удары противнику, минируя дороги, значит, легко маневрируют между ними — выходят в тыл, фронт, фланг, и опять наносят сокрушительные удары, нанося противнику максимальные потери при минимальных потерях со своей стороны. И вот, потом эти генералы доложат, что столько-то «боевиков» — убито, столько-то — уничтожено! Ничего они не сделали! Это — обман! Наши подразделения, боевые группы ежедневно нападают на колонны, на тылы, на комендатуры, на блокпосты. Причем такие ощутимые удары наносят большой урон противнику, и противник не знает, что делать; что предпринять против этих маневренных групп, которые наносят эти удары, не зная: откуда, когда и кто.

Они всю злость перекладывают на местное население. Случай: недели две тому назад (сегодня 24 января) в селении Мескер-Юрт наши бойцы напали на колонну, которая двигалась со стороны Аргун-Шали, уничтожили три единицы бронетехники, погибших с российской стороны было четырнадцать человек и двадцать восемь раненных. С нашей стороны был один убит и двое раненых. Российские генералы подтянули огромное количество войск в этот регион, арестовали двадцать человек мирных, абсолютно ни в чем не повинных людей. Между селениями Мескер-Юрт и Автуры нашли на следующий день восемь расстрелянных мирных, простых людей. Их расстреляли. «Отомстили» … за нападение на колонну.

Или в районе Центрального рынка наши бойцы убили двух омоновцев, и в ответ российские войска — ОМОН, контрактники, заблокировали Центральный рынок. А что значит Центральный Рынок? Это — женщины! Единственное место. Где можно заработать кусок хлеба. Заблокировали, расстреляли десяток человек. Очень много раненых. В буквальном смысле слова, вытеснили этих женщин с рынка; весь товар со столов, из камер-хранения — все загрузили («Ваня! Хватай дубленку, хватай магнитофон!»). Все загрузили, потом загнали танки, все там раскурочили, и уехали. Вот, отомстили. Вот такая месть, значит!

Контрактники вообще полностью вышли из подчинения своего командования, и генералам они здесь они не подчиняются вообще. Особенно, после того, как первым группам, закончившим свой срок, не было выплачено обещанных денег (а им обещали много — по тысяче долларов в месяц, потом — «боевые» и так далее!). Они там голодали. Затем тот же Путин, те же генералы вынуждены были, не зная, как с ними рассчитаться, сказать им: зарабатывайте сами, если голова есть на плечах, и они зарабатывают!

Перед окончанием командировки или срока им отдают на растерзание несколько населенных пунктов (генералы закрывают глаза!), и они там устраивают самый настоящий погром: лазают по холодильнику, забирают еду, видео, ковры. Все забирают, все загружают, все вывозят! Вот государство отдает им обещанные деньги вот таким образом! Это тоже нужно увидеть. Рассказать это невозможно. А кто такие «контрактники»? Это — обыкновенные уголовники, зеки, выпущенные раньше времени из тюрем. Вот они этими же методами, воровскими, это делают. Даже люди потеряли страх перед смертью. Десятками, сотнями их уничтожают наши бойцы за это мародерство. И вот этот вихрь голодной своры, которая накинулась на это добро… И просто увидели — их остановить невозможно! Их можно только убивать, но остановить невозможно. Как голодные псы!

Омоновцы, тоже после серии взрывов камикадзе, заявили своим руководствам, что такие командировки им не нужны. И опять руководству России, руководству правоохранительных структур ничего не оставалось этим же омоновцам сказать: зарабатывайте деньги, делайте что хотите, оставаясь на месте! Эти омоновцы и делают сегодня деньги. И на все это закрывают глаза, лишь бы они отсюда не разбежались. Через сотни метров — блокпосты. Опять колоннами ездят эти нефтевозы, бензовозы, как это было до войны — конденсат, кустарный метод добычи нефтепродуктов. Колонны через Дагестан, Ингушетию — все то же самое! И на каждом посту — ставка, и горит «зеленый свет»! в Москве об этом знают, и соглашаются, потому что другого выхода нет — иначе они разбегутся! Вот эти деньги, вот эта страсть наживы их держат здесь — иначе бы эти контрактники, эти омоновцы давно бы разбежались.

Следующее! Значит, здесь уже известно, есть информация, действует спецгруппа ГРУ, называется 1-й батальон спецбригады ГРУ, сформированная из чеченцев и русских («пятьдесят на пятьдесят»). Эти чеченцы, они проходили спецподготовку в Волгоградской области еще до той войны. Вот эта группа сегодня устраивает террористические акты против мирного населения. Под видом, что это делают «боевики».

Случай недели две тому назад в Алхан-юрте: подогнали легковую машину, начиненную взрывчаткой, поставили рядом с мечетью. Люди видели, как подогнали машину русские. У людей это вызвало подозрение, и они обратились в Комендатуру. Приехали саперы, сказали, что все нормально, разминировано. Толпа окружила машину. В это время прогремел взрыв. Двадцать человек погибло, более сорока искалеченных — ноги, руки и т. д. Это было сделано руками этих спецподразделений. И в течение недели трезвонили: здесь, вот «боевики» нападают на мирное население, совершают теракты. Это делается только с одной целью: вот, «боевики», они не только русских убивают, даже своих убивают! Вот они звери! И эта же спецкоманда убивает своих сторонников — марионеток, глав администраций.

Случай в Мескер-Юрте: 1 октября в три часа ночи зашли в масках и расстреляли Главу администрации селения Мескер-Юрт и его Заместителя. Ни одна наша группа на себя это не взяла — это сделано ими! Или взрыв в середине октября около здания МВД Октябрьского района. Восемнадцать чеченских милиционеров погибло. Тоже ни одна группа наша не взяла на себя ответственность. Это делается опять-таки руками этих же команд. Только лишь с одной целью: стравить чеченцев! Вот — чеченская милиция! Убивайте друг друга! Противостояние.

Дальше, заявление генерала Квашнина. Он сказал, что в каждом населенном пункте (часть войск будут выводить), в каждом населенном пункте останутся комендатуры и подразделения российские, там же будут ополченцы из числа родственников тех администраторов, которые работают на Россию. А для чего это делается? Раскол в каждом селе: вот ополченцы, их поддерживает комендатура, подразделения! А там — «боевики»! Село разделить на две части, потом стравить! Что опять эта «зондеркоманда» устроит взрыв около администрации, или расстреляет этих ополченцев, а потом скажет: боевики! Противостояние в каждом населенном пункте, гражданская война! Даже небезызвестный Бабицкий, журналист, сделал интересное заявление. Он сказал: «Там убивают глав администрации, милиционеров — это делают «боевики»! Гражданской войны в Чечне не избежать». Я считаю, что это не слова Бабицкого. Бабицкий уже не тот! Сломали его, к большому сожалению! Был честный великолепный человек. Сломали, предупредили!

Генералы и все поняли, что держать такое большое количество войск — невозможно. Армия разлагается, выходит из подчинения; они несут огромные потери. Вот недавно один чеченец рассказывал. Подошел к их части: искал своего родственника — по всей видимости, задержали русские. Стоит солдат, и он у него спрашивает: «Ну как, солдатик, дела!? Когда домой поедете?» А тот отвечает: «Да какие там дела!? Обманывают наши Ястржембский, Манилов по телевизору: заявляют, что убит 1 федерал, 2 раненных!» Этот солдат честно говорит, что каждый день «в нашей одной части мы сами себя убиваем от 7 до 10 человек: кого придавили, кого придушили, кто угорел, кого пристрелили, кто укололся!» А представьте, сколько здесь таких частей! Это не говоря уже, что наши бойцы в день подрывают от 10 до 15 единиц бронетехники; убивают от 40 и более российских солдат, омоновцев. И еще сами себя убивают. Вот такая обстановка. Я еще раз повторяю — это не война! Это — варварство, и Путин об этом знает, и ничего не может сделать.

Путин надеялся на победу, на славную победу — генералы ему это обещали, но они задачу свою не выполнили. И этот горе-руководитель, который на этой волне пришел к власти, знал только один метод — только «мочить», душить, — и другого ничего не придумано сегодня, зашел в тупик.

Где же истоки «второй войны»? Можно ли было её избежать или нет?
Если нет, то какие меры следовало предпринять во избежание ошибок, и для более эффективного отпора агрессору?

— Истоки второй войны такие же, как за 400 лет. При Ермолове мы были варварами, при Ельцине были бандитами, при Путине — террористами, экстремистами. Каждый раз вешают ярлык и уничтожают этот несчастный народ. Избежать войны практически возможности не было. Война была запланирована. После второй встречи в 1997 году с Б.Н. Ельциным в Кремле, когда конкретно я перед ним поставил ребром вопрос, что чеченцы на «татарский вариант» не согласятся; для чеченцев самое главное — гарантия безопасности своего народа. В правовом поле Российской Конституции таких гарантий нет. Всегда есть опасность от этого государства. Ярлык — и война, и геноцид. Только международная гарантия. По всем остальным вопросам я иду на максимальный компромисс. Вот тогда было принято решение. Если они на «татарский вариант» не соглашаются, значит, нужно готовиться к очередной войне. И они добросовестно готовились. Похищение людей, экологические диверсии, стравливание друг против друга. Все это было заказное. Любое ценой спровоцировать гражданскую войну. Повесить ярлык бандита-террориста. И начать агрессию. Не сумели нас спровоцировать. Не получилась гражданская война.

Значит, спектакль в Дагестане. Поход в Дагестан… Но любой ценой, до начала выборов, за полгода до начала выборов президента Российской Федерации, эта война должна была начаться. Если не Басаев, был бы там Гелаев или другой. Если никого не нашли бы, взяли пластмассу, и вылепили бы кого угодно. Поэтому истоки, причины, войны — это неопределенность во взаимоотношениях с Российской Федерацией. И пока этой определенности не будет, никогда они нам не дадут построить государство, никогда они нам не дадут навести здесь порядок. И всегда, все время мы должны готовиться, ждать очередную войну.

Про неэффективный отпор агрессору (я вам говорю со всей ответственностью, как профессиональный военный) — отпор был мощный отпор, сильный отпор! У меня нет другой стратегии, другой тактики! Вот эта армия великой державы со всеми средствами поражения вплоть до ракет с кассетными боеголовками ринулась на эту территорию.

Мы оказывали ожесточенное сопротивление против этой армады, даже в степях Наурского района, в Шелковском районе. Почти месяц мы держали на границе российские войска. По Терскому хребту, по Сунженскому хребту, на голых сопках мы воевали с ними. Им понадобилось почти два-три месяца, чтобы подойти к Грозному. Они несли огромные потери. Оборона города. Практически, они подошли к тому, что все уже выдохлись. Выдохлись!

И сегодняшняя война, партизанская война — это самая эффективная война в той ситуации, в которой мы сегодня находимся! Самая невыгодная против агрессора, против большой армии. Сегодня партизанская война теми методами, которыми мы действуем; действия мелких маневренных диверсионных групп по всей территории, основную ставку делая на село. В селе есть группа. Они есть в селе, рядом — в лесу, в горах. Есть перевалочные базы, единое управление. Единое руководство. Вот этими способами, этой тактикой мы морально, физически изматываем противника. Мы довели этого противника до того, что он не знает, что ему дальше делать, где спасение! Следующая тактика — групповые удары! Мелкие операции. Следующие — это уже плановые, большие операции!

План захвата или освобождения города Грозного в 1996 году, операция «Джихад», я этот план разработал за полгода до начала, и на каждом совещании заслушивал всех: басаевых, гелаевых; кто — по какому маршруту, по какому объекту! Через полгода мы провели эту операцию Тогда враг думал, что все: «Их осталась там кучка! Их загнали в Итум-Калинское ущелье и всех их осталось там с десяток!» И сегодня план по взятию города Грозного, Гудермеса у меня лежит в сейфе. Уже полгода как разработан! Мы еще не оставили город, а план уже был разработан.

Пускай какой-нибудь полководец или какой-нибудь стратег найдется, который мне подскажет способ еще большего эффективного отпора агрессора, такой армаде. А что там было при выходе из Грозного, чуть больше мы потери понесли. Или оборона Комсомольского. Это история скажет свое слово! Я пока буду молчать! Если было бы сделано все, как я запланировал, все было бы нормально! Там было чуть-чуть предательства. В этом мы разбираемся, а остальное все идет нормально — по всем наукам войны.

Источник: газета «Кавказский вестник»
10 февраля 2001 г.

Реклама

Аслан Масхадов: «Только выстоять, выдержать! Другого выхода нет».: Один комментарий

  1. Уведомление: Аслан Масхадов: «Только выстоять, выдержать! Другого выхода нет». - спостереження, новини, інтерв’ю, події

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s