Эдвард Лукас: «В том, что Россия решила отступить — большая заслуга украинской армии»

Эдвард Лукас, старший редактор The Economist.

— Как российское вмешательство в Сирии влияет на ситуацию в Украине, на востоке Украины в частности, а также в Европе?

Да, я считаю, у нас есть причины для беспокойства. Сирийский кризис — это результат поражения и западных лидеров, и американского лидера. Участвуя в сирийском конфликте, Россия пытается вырваться из дипломатической изоляции. Но на самом деле это отнюдь не помогает решить конфликт, а только обостряет его. И все же это позволяет России выйти на ведущие дипломатические позиции. Европейские страны благодарны за это, они говорят: Америке не удалось, Сирия в хаосе, количество мигрантов растет; может быть, сможет помочь Россия. И это крайне опасно для Украины.

— Каким могло бы быть это европейское восприятие? Если быть более точными и осмотрительными?

Мнения европейцев снова разделились. Золотого века, когда бы Европа видела единым взором, и вещала б единым голосом, никогда не было.  Я думаю, Россия выбрала благоприятный момент, поскольку европейцы действительно не любят Асада. Другие страны обеспокоены миграцией и пытаются остановить наплыв мигрантов. И также есть люди, которые хотят поддержать тех, кто вынужден бежать. И только на втором месте стоит вопрос, а сколько же людей переживает за Украину? Для восточных европейцев, в частности, северных восточных европейцев, поведение России в Украине — большая проблема. Европейцев с юга это беспокоит меньше. И я могу сказать, что это оказывает свое влияние. Например, я вижу, что Испания хочет ослабить санкции в обмен на разрешение кризиса беженцев, поскольку их это задевает.

— А как насчет США? Они также вовлечены в этот конфликт. Как они воспринимают шаги России? Может ли Россия стать союзником для Штатов?

Я думаю, Америка очень близка к тому, чтобы совершить катастрофическую ошибку. Я не считаю, что Путин должен был встречаться с Обамой в Нью-Йорке. Особенно после его речи, которая была попыткой унизить Соединенные Штаты перед мировым сообществом. Мы должны помнить, что Россия не хочет решить сирийский конфликт для нас, у России есть цель поддержать режим Асада. Это может привести как к стабильности, так и к дестабилизации, но любое решение этого конфликта требует комплексного подхода, надо думать и о Катаре, и о Саудовской Аравии. Мы должны что-то предложить Саудовской Аравии, чтобы уберечь ее от ИГИЛ. Не забывайте и о курдах на границе. Мы должны думать о Турции и Израиле. Итак, это комплексная дипломатия. И я не думаю, что американцы смогут организовать подобные дипломатические усилия. Россия тем более на такое не способна. Так почему мы отдаем ей инициативу по урегулированию сирийского конфликта, если Россия играет только деструктивную роль?

— Россия на этой неделе нанесла авиаудары, которые в действительности не были направлены против ИГИЛ. Разве после этого будут вестись дальнейшие переговоры о сотрудничестве в ведении войны?

Я думаю, что поведение России идет вопиющим образом вразрез с американскими интересами, и вопрос сотрудничества уже не стоит. Америка очень близко подошла к тому, чтобы работать с Россией для урегулирования сирийского конфликта. Я думаю, это будет ошибкой. Россия унижает Штаты тем, что бомбит американских союзников. Путин перекрыл все дипломатические пути, он просто наслаждается тем, что он в центре внимания, а Россия играет такую глобальную роль.

— Не считаете ли вы, что слишком много информационного тумана? Конкретно на этой неделе опубликовано много материалов об огромных усилиях Путинской администрации вернуться на международную арену.  Надолго ли это?

Однозначно, это у этого вторжения есть символический смысл. Путин хочет быть уверен, что 20 процентов территории, удерживаемых Асадом, не будут захвачены Исламским государством, хотя здесь он и так получит поддержку. Это военный аспект российского вторжения, и прежде всего, это делается для телекамер. Они покажут, что Россия — это глобальная военная сила, что она может защитить эту силу и за пределами собственной страны, она может воспользоваться слабостью Запада и перехватить инициативу. Такая краткосрочная тактика — это большой успех для Путина, ее одобряют и в самой России, и за рубежом.

— В то же время,  мы смотрим на ситуацию на востоке Украины — только завершились новые переговоры в Нормандском формате. Мы видим, что конфликт действительно замораживается. Как вы считаете, насколько хороша идея замораживания конфликта, даже временно?

Замороженный конфликт лучше, чем конфликт незамороженный. Поэтому я рад, что никого не убивают, и это важно. Я думаю, тот факт, что Россия решила отступить, — большая заслуга украинской армии. Вы воевали с русскими и привели их к безвыходному положению. Они поняли, что не смогут победить и решили отступить. Путин также потерпел политическое поражение, поскольку он не смог склонить другие города поддержать его идеи, следовательно, это поражение России. С другой стороны — Россия сейчас движется к войне на истощение. Они надеются на то, что украинцам надоест их правительство, низкий уровень жизни, и тогда, возможно, начнутся политические беспорядки. Это даст России шанс, да и история свидетельствует — если ты достаточно долго ждешь (если ты — это Россия), то в Украине все и так пойдет наперекосяк. Мне кажется, это и есть новый подход Путина.

— Какие это будет иметь последствия в ближайшие месяцы?

Путин будет надеяться, что западные страны надавят на Украину, чтобы та выполнила свои обязательства по децентрализации. Путин тогда сможет сказать: я прекратил огонь, почему же украинцы не делают то, что они должны сделать? Он захочет проведения местных выборов в отколовшихся регионах ДНР и ЛНР по его правилам, где победят его люди. И Путин захочет, чтобы Украина это приняла, но, конечно, Украина этого не захочет. Таким образом, Запад не будет понимать, почему же Украина не может разобраться с этими выборами, а не осознавать важность соблюдения именно украинской Конституции. Итак, Украине придется очень трудно об этом спорить, даже опираясь на Минские соглашения.

Я думаю, Запад решил не позволить России победить. Итак, речь о наступлении на Киев, как предлагал Путин, не идет. Я считаю, мы могли бы увидеть большую поддержку боевиков, однако вмешательство Запада было достаточным. Мы проводили совместные учения. Я был во Львове и видел своими глазами тот уровень военной поддержки и сотрудничества, которая является беспрецедентной. Это не летальное оружие, как того хотела Украина, но это существенная помощь от США и других западных стран, которая, по моему мнению, и привела к тому, что сейчас бои остановились. Теперь США поставляет Украине контрбатарейные радары, которые пригодятся, если Россия возобновит боевые действия. Проходят учения, следовательно, я думаю, Украина сейчас готова к тому, что Россия возобновит бои. Частично благодаря западной помощи, но в основном благодаря вашим собственным усилиям. Вы готовы противостоять.

Перевод издания hromadske.tv

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s