Геноцид. Аналитическая записка Минздрава ЧРИ

1609823_714733865212203_438526061_nАнализ состояния системы здравоохранения ЧРИ. (Аналитическая записка)

Отчетный доклад спецкомиссии Минздрава ЧРИ Президенту ЧРИ, по изучению ситуации со здоровьем населения оккупированной Чеченской Республики Ичкерия.

На основании всестороннего анализа заболеваемости и болезненности населения на оккупированной территории Чеченской Республики Ичкерия и состояния системы здравоохранения ЧРИ, проведённого Комиссией Минздрава ЧРИ, можно сделать вывод, что ситуация в республике  — катастрофическая.

Из всех мощностей лечебно-профилактических учреждений – ЛПУ (327), которые работали в республике до начала второй русско-чеченской войны, сегодня функционируют всего лишь 25%, и те благодаря международным медицинским гуманитарным организациям, которые, по мере своих возможностей, ремонтируют и снабжают эти учреждения различными медикаментами и медицинским оборудованием.

Марионеточные структуры совместно с оккупационными властями больше озабочены похищением средств, выделенных на так называемое «восстановление здравоохранения Чечни», нежели здоровьем населения республики и восстановлением разрушенных и всё ещё разрушаемых продолжающейся войной объектов здравоохранения.

Нами выявлены случаи, когда марионеточный «минздрав» совместно со строительными организациями списывают средства за «восстановление и даже строительство» несуществующих ЛПУ. Списываются и присваиваются средства на ту работу, которую проводят международные гуманитарные организации. По нашей информации, многие городские больницы по несколько раз «разрушены и восстановлены». Мы уверены, что это делается с согласия и даже при участии Москвы.

Так называемое «министерство здравоохранения» марионеточных структур политизировано и является самым активным исполнителем и проводником клановых интересов и античеченской политики оккупантов. Медицинские учреждения предоставляются для проведения политических фарсов, а сами медработники вынуждены в ущерб интересам больных заниматься агитационной деятельностью в пользу определённых банд, навязанных сверху.

Зачастую медицинские учреждения передаются под казармы бандформированиям. К примеру, на территории Махкетинской участковой больницы Веденского района расквартирован штаб российской бандформирования.

Сегодня в марионеточных структурах власти нет руководителей, обеспокоенных перспективой судьбы чеченского народа. Промосковские марионетки, «руководящие» чеченским здравоохранением, больше всего заинтересованы в продолжение беспечной и бесконтрольной имитации работы, в итоге которой страдают рядовые жители ЧРИ.

По указанию из Москвы составляются фиктивные отчеты, в которых не отражена истинная ситуация со здоровьем населения. Мы констатируем, что так называемое «министерство здравоохранения» марионеточных структур является прямым соучастником геноцида граждан ЧРИ и служит в руках оккупационной власти инструментом для прикрытия, проводимой ею политики — уничтожения чеченского народа.

Всё это, безусловно, отражается на морально-нравственном состоянии врачей. Многие из них покидают республику, а молодые специалисты не едут в Чечню из-за того, что не видят перспективы мирной жизни. Если до начала второй войны в ЧРИ работали 1709 врачей, то сегодня их — менее одной тысячи.

Нередки случаи, когда врачи по этническим, религиозным и политическим мотивам отказывают в помощи пациентам. В этом отношении показательным остаётся случай, произошедший в Курчалойской центральной районной больнице, когда врач отказал в помощи раненому бойцу Вооруженных Сил ЧРИ, и он скончался от кровотечения. Так называемый врач, не только не был наказан, а, наоборот, его поступок оккупанты и марионетки признали «достойным примером» для подражания.

Соответственно, и отношение людей к врачам претерпело существенное изменение: когда-то авторитетный в глазах населения врач сегодня становится объектом презрения и недоверия.

Конечно, в такой трансформации людей, находящихся в аду оккупации, когда сам врач в любую минуту может стать жертвой российских террористов, казалось бы, нет ничего удивительного. Ещё свеж в памяти случай вопиющего варварства оккупантов в отношении врача Ножай-Юртовской ЦРБ. Заместитель главного врача хирург Магомадов Султан был убит за то, что он оказал помощь раненому моджахеду. Ударом рукояткой автомата по голове ему раскололи череп.

Ни медперсонал Ножай-Юртовской центральной районной больницы, ни, так называемое «министерство здравоохранения Чечни», не посмели потребовать от оккупационных властей наказать убийцу известного в республике врача, который отдал служению своему народу более 30 лет жизни.

Печальная статистика второй русско-чеченской войны свидетельствует, что более 60 врачей республики похищены, и об их судьбе по сей день ничего не известно. Поэтому мы считает, что такая трансформация психологии врачей, даже под страхом смерти, является самым тревожным показателем морально-психологического состояния чеченского общества.

Есть все основания говорить о том, что психологический террор, развернутый против чеченского народа, проводится по одной из методик массовой психополитики, разработанной еще советским союзом в недрах КГБ, на апробацию которого решился нынешний руководитель Кремля — воспитанник Лубянки Путин.

Известно, что во времена СССР разрабатывались и испытывались специальные методики психополитики, направленные на установление и поддержание господства над мышлением отдельных личностей и масс. В основу «науки лечения разума» легли фундаментальные исследования учёных в области физиологии и психиатрии, как, например, теория условных рефлексов. Разработчики данной теории — психиатры считают, что, подобно собакам, люди по своей природе – это животные, поддающиеся программированию, на которых действуют только страх и поощрение.

Сегодняшняя «обработка» оккупантами населения Чечни точь-в-точь идёт по схеме, приведённой разработчиками этой теории в своих методических описаниях.

Шок эмоционального происхождения от ужаса, голода и побоев, а также действие наркотиков порождают у человека гипнотическое состояние, необходимое для воздействия на его психику. У обработанной таким образом массы людей (народа) должно инициироваться, по мнению психиатров-экспериментаторов: «извращение национальных ценностей, порождение общего упадка до такой степени, чтобы начали проявляться голод и депрессия. В дальнейшем потребуются лишь небольшие шоковые воздействия, способные вызвать у населения в целом послушание или истерию».

То, что над чеченским народом проводится такой массовый, целенаправленный опыт психополитики, догадаться было нетрудно. Я об этом писал ещё в 2000 году в материале, в котором анализируются пытки проводимые оккупантами на чеченцах в концентрационных лагерях. Чтобы понять истинный замысел Кремля и причину жестоких психических, физических и убийственных пыток чеченцев, стоило послушать таких с позволения сказать генералов российской армии, как Квашнина, Казанцева, Трошева, Шаманова, Манилова и других, которым не удавалось даже скрывать свои эмоции радости по поводу результатов проводимого эксперимента.

Смысл их откровений сводился к тому, что каждый оставшийся в живых чеченец, каждая чеченская мать, пережившие все ужасы эксперимента, будут помнить, как на их глазах унижали и убивали почитаемого в семье старика, взрывали и резали их детей, как перед женой унижали мужа, перед сестрой — брата и наоборот.

Это всё, по мнению подонков в генеральских погонах, должно было отразиться на чеченце, как на экспериментальной собаке Павлова, – условным рефлексом, то есть страхом. Но в ответ путинские «генералы-физиологи» получили парадоксальный эффект, от которого, так и не оправившись, они досрочно сошли с дистанции «чеченского марафона».

Самое активное участие в данном эксперименте над чеченским народом принимают так называемые «демократические страны» Европы и всевозможные «институты защиты прав человека» Старого Света. Поощряя кремлёвского экспериментатора, Путина, СЕ, ЕС, ООН, ОБСЕ демонстрируют несостоятельность основополагающих принципов демократии, на которую в какой-то период наивно надеялся большинство чеченцев. Они внушают чеченскому народу отсутствие альтернативы безысходному покорению российскому государственному террору и призывают Вооруженные Силы ЧРИ к прекращению антитеррористического сопротивления.

Насколько была оправдана такая предательская позиция западных «демократов» и «правозащитников», надеемся, по достоинству оценят их ближайшие последователи.

Несмотря на полный провал своего эксперимента над чеченским народом, кремлёвские обитатели, тем не менее, как алхимики, с маниакальным упорством пытаются получить желаемый результат.

На наш взгляд, эксперимент этот давно перестал иметь характер чисто психиатрической направленности. На его основе создан новый научно-комплексный эксперимент в целях геноцида чеченского народа и уничтожения его генофонда, куда вовлечены, кроме физиологов и психиатров: экологи, физики, химики, генетики, антропологи, инфекционисты, социологи и др.
Несмотря на мужество и стойкость чеченского народа, который долгое время живет в условиях физического и психического террора, под постоянной угрозой жизни, на глазах которого ежедневно похищают, пытают и убивают людей демонстративно и с подчеркнутой нечеловеческой жестокостью, не может не отразиться на нем тяжелыми психическими травмами.

Аналога такого длительного психического террора над массами людей, в сочетании с его  физическими, экологическими, социальными формами, в новейшей истории человечества пока не известено и, соответственно, прогнозировать его последствия не представляется возможным. Но мы обеспокоены тем, что это может обернуться страшной катастрофой для морально-психологического состояния  населения ЧРИ.

Анализируя ситуацию и действия оккупационных структур, мы пришли к выводу, что российское руководство проводит целевой комплекс мероприятий экологического и медицинского характера, направленное на сокращение численности населения, извращение национальных ценностей и уничтожения генофонда чеченской нации.

Комиссия Минздрава ЧРИ выделила основные четыре  направления из этого комплекса, которые, на её взгляд, играют решающую роль в геноциде чеченского народа, но остаются без должного внимания со стороны правозащитных организаций, экологических и санитарно-эпидемиологических служб и Правительства ЧРИ:

1) экология,
2) эпидемия ВИЧ-инфекции,
3) радиация,
4) наркомания.

I. Экологическая ситуация

Всё ещё продолжающееся уничтожение огромных площадей лесов из редкого северокавказского бука и горных (альпийских) пастбищ варварскими, ничем не мотивированными, массированными бомбардировками и артобстрелами, грабительская добыча нефти российскими бандами, загрязняя почву и водоёмы,  — всё это разрушает экосистему природы и создаёт не пригодные для жизнедеятельности человека экологические условия. Это, безусловно, экоцид.

Около 90% пахотных угодий республики выведены из строя, и более 50-ти лет эти земли не могут быть использованы для сельского хозяйства, так как урожай с этих земель будет представлять серьёзную опасность для здоровья человека. В почве и воде — большое содержание ядовитых продуктов сгорания взрывчатых веществ: фенола, хлора, аммиака, соединений меди, азота и прочих химических элементов.

Массовое и повсеместное применение тяжёлого оружия, авиационных бомб, артиллерийских снарядов и тактических ракет вызвало как акустическое, так и химическое заражение обширных территорий республики. О последствиях применения химического оружия (а его применение доказано) и других видов оружия, запрещённых международными конвенциями, можно только догадываться, так как любое независимое экологическое исследование находится под запретом оккупационных властей.

Экологическая и санитарно-эпидемиологическая службы марионеточных структур находятся под полным контролем ФСБ РФ и, соответственно, в их докладах отсутствуют основные данные экологической катастрофы, вызванной применением запрещённых видов оружия. Экологам разрешено говорить только о загрязнении окружающей среды нефтепродуктами и сельскохозяйственными химикатами, из чего создаётся впечатление, что чеченцы только тем и занимаются, что разливают нефть и распыляют ядохимикаты по просторам своей страны.
Но, несмотря на эти препятствия, независимым экологам, всё-таки, удалось отметить, что предельно допустимая концентрация ядовитых веществ в почве и воде на территории ЧРИ превышает в 1000 раз (!).

Скрывать факты экологической катастрофы в любом случае не удастся, так как она уже перешагнула за пределы ЧРИ. На фоне заказанной Москвой виртуально-идиллической картины здоровья населения республики, охотно выдаваемой марионеточной структурой, объективная картина в соседних с Чечнёй республиках, в значительном отдалении от эпицентра катастрофы, удручающая.

Факты мутационных процессов, мёртворождаемость и уродство новорождённых детей, а также рост онкологических заболеваний в десятки раз — являются, безусловно, следствием экологической катастрофы.

Экология переведена оккупантами в категорию политики геноцида чеченского народа.

Со слов некоего «генерала-эколога» В. Алексеева, ущерб, нанесённый боевыми действиями природе Чечни, составляет всего лишь 2-3%. В таком случае выходит, что остальные 97% — это дело рук оккупационных войск без опознавательных знаков, сбросивших на ЧРИ весь арсенал бомб и снарядов, накопленных Советским Союзом против всего остального мира.
Например, разбомблённое российскими террористами и оставленное без контроля радиоактивное захоронение в районе с. Девкар-Эвла (Старо-Юртовский район ЧРИ) уже даёт запланированное политикой геноцида результаты. Отмечен резкий рост онкологических заболеваний у населения этого региона. Объяснить такое безответственное отношение к нерядовой ситуации иначе, чем попыткой преднамеренного ухудшения экологической обстановки в Чечне, невозможно.

В связи с актуальностью проблемы радиации в сегодняшней ситуации в Чечне,  мы ее выделили в отдельную главу.

В числе наиболее катастрофичных регионов ЧРИ в экологическом отношении можно назвать: город Джохар, Курчалойский, Гудермесский и Шалинский районы.

Соответственно, в этих регионах наглядно проявляются последствия экологической катастрофы. Например, больше 50% новорождённых за 2005-й год страдают различными видами врождённых заболеваний. Это — разного рода нарушения нервной системы, аномалии развития, дефекты сердечно-сосудистой системы, уродство и прочие болезни. Симптоматично и то, что подобные же явления отмечены и в приграничных с Чечнёй районах других кавказских республик.

Один из крупнейших регионов ЧРИ Шалинский район, неблагополучный во всех отношениях, как в санитарно-эпидемиологическом, так и в экологическом, не имеет до сих пор нормально функционирующего центрального лечебно-профилактического учреждения.

Марионеточные структуры в гонке за количеством ЛПУ, что является вопросом политической плоскости, полностью забыли о заботе здоровьем населения республики. И в отчётах, и в выступлениях марионетки трусливо обходят запретные Москвой темы экологии и медицинских направлений, которые, безусловно, являются определяющими в вопросе сохранения генофонда чеченской нации.

II. Эпидемия ВИЧ-инфекции

Здесь мы наблюдаем катастрофические темпы распространения среди населения ВИЧ-инфекции (СПИД), которая способна уменьшить не только количество населения, но и уничтожить его генофонд. Если в 1999 году в республике было всего 9 человек ВИЧ-инфицированных, то, по данным Министерства Здравоохранения ЧРИ, сегодня их более двух тысяч (!). Хотя, на самом деле, их может быть значительно больше, так как марионеточные структуры не проводят профилактические мероприятия среди населения на выявление этого опасного вида заболевания.

Все случаи, при которых выявлено это заболевание, связаны со стационарным лечением больных. Зафиксировано более двадцати случаев, когда СПИД обнаружен у новорождённых детей.

Отсутствие реакции со стороны марионеточных структур оккупационной власти Чечни на такой всплеск роста этого опасного заболевания связано, на наш взгляд, с тем, что в борьбу против чеченского народа, на его физическое и нравственное уничтожение, вовлечены все структуры российской власти, в том числе и Министерство Здравоохранение России.
Это ещё раз подтверждает, что чеченские марионетки наравне с русскими оккупантами принимают непосредственное участие в уничтожении генофонда собственного народа. И распространение ВИЧ-инфекции в Чечне является сознательным и продуманным актом терроризма российских оккупационных властей, поддержанный марионеточными структурами.
Известны также случаи, когда в Чечню из российских тюрем в качестве контрактников отправляются самые отпетые звери в человеческом обличье, лишённые свободы за особо тяжкие преступления, многие из которых больны СПИДом.

III. Радиация

Повсеместное выявление источников радиоактивного излучения, в основном, в местах скопления детей — в школах, наталкивает на мысль об их целенаправленном использовании.
Странно то, что эти источники выявляют не экологические или санитарно-эпидемиологические службы, в чьи компетенции это входит, а родители детей, когда уже проявляются симптомы лучевой болезни. Ведь, известно, что, вводя в строй любой строительный объект, не говоря уже о школах, где основным контингентом являются дети, эти службы должны дать добро на использование объекта по назначению. Если мы даже и поверим, что они этого делают, то, как можно объяснить появление в школах источников излучения?

Также странна и география распространения источников радиации: Ножай-Юртовский, Веденский, Урус-Мартановский и Ачхой -Мартановский районы, где не было надобности использования технических аппаратов, содержащих радиоактивные вещества, как скажем, по сравнению со случаем в одной из школ города Джохара, наличие радиации, в которой оккупационные власти объяснили разрушением рентгеновского аппарата, содержавшего радий.

По мнению нашей Комиссии, это не случайные события. Все они являются одним звеном в цепи  комплекса мероприятий, задуманных Кремлём и осуществляемых совместно оккупационными и марионеточными структурами против чеченских детей, с целью подрыва генофонда чеченской нации.

В подтверждение сказанного Комиссия приводит последние два случая, произошедшие в сентябре месяце текущего года.

В Старошедринской средней школе Шелковского района ЧРИ заболели дети. В отличие от многих подобных случаев, которые остаются без огласки, данное происшествие случайно стало достоянием прессы. Были подозрения, что школьники отравлены боевыми отравляющими веществами. Однако нашей Комиссии удалось выяснить, что причиной заболевания детей был источник радиации, и симптомы отравления были схожи с симптомами лучевой болезни. Обнаружить источник излучения не удалось. Но, по свидетельствам очевидцев, которые пожелали остаться инкогнито в целях личной безопасности, люди в военной форме, прибывшие в школу, унесли какой-то предмет. Марионеточным властям, а также врачам районной больницы и учителям строго запрещено давать какую-либо информацию об этом случае или справку о состоянии здоровья детей.

Второй случай произошёл в одной из школ Урус-Мартанского района ЧРИ, в с. Гехи-Чу. Дети долгое время жаловались на головные боли, недомогание, теряли сознание. Встревоженные родители и учителя школы сами заподозрили, что в классах имеется источник радиации. Родители подняли такой шум, что оккупационные структуры не смогли скрыть это происшествие. В итоге выяснилось, что школа построена из радиационного кирпича, и радиационный фон в несколько раз превышает допустимую дозу излучения.

По мнению Комиссии Минздрава ЧРИ, разница проявления симптоматики в приведённых двух случаях заключается  в интенсивности источника излучения.

Оккупационные структуры в спешном порядке начали заметать следы своего преступления, назначив стрелочника из чеченцев — некоего А. Каримова, руководителя строительной компании «Карад». По нашим данным, «Карад» является дочерней фирмой одноимённого Мытыщинского «товарищества с ограниченной ответственностью». Информацию об использовании кирпича местного производства в постройке школы в Гехи-Чу руководители компании опровергают. По их мнению, тогда все отремонтированные школы и другие детские учреждения по всей республике, где использован, в основном, продукт «Карада», должны быть источниками радиации.

Таким образом, у Комиссии есть обоснованное подозрение, что все объекты для  детей и молодёжи напичканы радиоизлучающими источниками и крайне опасны. Они являются угрозой непоправимого бедствия для здоровья и жизни детей и молодёжи.

Своей неотложной задачей Комиссия считает самую тщательную проверку и исследование всех объектов, введённых в строй на территории ЧРИ оккупационными властями, а также предупреждение населении о грозящей их детям опасности. Чеченское население также должно быть предупреждено, чтобы оно было осторожным в отношении вражеских «данайских подарков» в виде бесплатного строительного материала, который может быть источником радиации.

IV. Наркомания

Оккупационными властями целенаправленно осуществляется насаждение наркомании среди чеченской молодёжи, управляя потоками наркотиков в ЧРИ, что способствует их деградации, распространению всяких видов опасных заболеваний, в том числе и ВИЧ-инфекции.

Это вызывает самую серьёзную обеспокоенность Комиссии. Ситуация с распространением и употреблением наркотиков на территории Чечни, без преувеличения, можно назвать катастрофической. Самое ужасное это то, что подавляющее большинство наркоманов составляют молодые люди и несовершеннолетние подростки. Симптоматично, что к доставке и сбыту наркотиков на территории ЧРИ, в основном, привлекаются молодые женщины, которые прошли российские концлагеря и тюрьмы.

По мнению членов Комиссии, эти люди, сломанные в тюремных застенках, завербованы российскими спецслужбами. Их деятельность подконтрольна ФСБ РФ, и распространение наркомании среди чеченской молодёжи является одним из звеньев комплексных мероприятий Кремля, направленных на растление и уничтожение чеченской нации в целом. Показательна и позиция марионеточных структур, в том числе и так называемого «минздрава» марионеток, которые всячески скрывают катастрофическую серьёзность ситуации, выдавая в десятки раз заниженную цифру наркоманов.

По мнению членов Комиссии и по самым минимальным оценкам специалистов МЗ ЧРИ, количество наркоманов в Чечне составляет более 50 тысяч человек, в то время, когда так называемый «минздрав» марионеток указывает их количество чуть больше 1,5 тысячи.

Заслуживает серьёзного внимания чеченских спецслужб и деятельность некоего Ибрагима Нурдиева, представляющегося «начальником службы по контролю и обороту наркотиков в Чечне». По мнению Комиссии, этот человек играет ключевую роль в распространении наркотиков в Чечне, и все, кто занимается доставкой и сбытом этого опасного вида «товара», находятся под его непосредственным контролем.

Нет никаких сомнений в том, что доставка и распространение наркотиков в Чечне – акция, согласованная с Кремлём и финансируемая из российского бюджета. А низкие цены на наркотики, по сравнению с остальными регионами Кавказа и России, являются целью обеспечения лёгкой доступности и вовлечения в наркоманию, как можно больше людей из числа молодёжи.

В ходе изучения ситуации, сложившейся в системе здравоохранения ЧРИ, Комиссия также выделила дополнительные факторы, в основном усугубляющие заболеваемость и болезненность населения:

1) психотравматический фактор,
2) травматический фактор,
3) инстинктивный фактор,
4) социальный фактор.

1. Психотравматический фактор

Психотравматический фактор или, как принято его называть: посттравматический синдром  — самое распространённое патологическое состояние людей. Им страдает всё население Чечни — кто в меньшей, а кто в большей степени.

Постоянная угроза жизни в условиях ежедневных военных действий, бомбардировок, артобстрелов, зачисток, адресных и массовых карательных акций, убийства и похищений людей, постоянных передвижений армад бронеколонн российских террористов, учиняющих грабежи и убийства мирного населения, наносят психические травмы в виде глубоких стрессов.
Отсутствие какой-либо психотерапевтической реабилитации приводит население к болезненному состоянию.

Часто повторяющиеся стрессы усугубляют ситуацию, достигая уровня черты порога восприятия. Психика людей претерпевает существенные стойкие изменения, наслаиваются заболевания, связанные неврологическим генезом, разрушая защитные механизмы организма. Подавляющее большинство населения становится уязвимым для болезней иного генеза.
Таким образом, болезненность населения растёт в геометрической прогрессии. Особо уязвимой категорией в этом ряду, конечно, являются пожилые люди, беременные женщины и малолетние дети.

Гипертонический криз, инфаркт миокарда и инсульт — наиболее частые причины скоропостижной смерти молодых и пожилых людей.

Причиной внутриутробной гибели плода, мёртворождаемости, преждевременных родов и врождённых психических и физических отклонений новорождённых являются, безусловно, психотравматические стрессы беременных женщин, усугубляющиеся другими экстрагенитальными заболеваниями, связанными с экологическими и социальными факторами.
Больше 50%  детей из общего числа новорождённых имеют выраженные в разной степени врождённые патологии. Не исключено, что это является результатом генетических изменений на уровне структуры хромосом, которое под воздействием перечисленных факторов терпит существенные изменения.

К сожалению, специальные исследования для выявления причин такой ситуации никто не проводит и, вряд ли, в ближайшем будущем это станет возможным. Представителей оккупационно-марионеточных структур такая ситуация устраивает по многим причинам:

1. Во-первых, это результат тех комплексных мероприятий Кремля, направленных на сокращение населения Чечни и уничтожение её генофонда, в котором они являются сознательными соучастниками.

2. Во-вторых, такое бездействие марионеток в данном случае является гарантией их «безопасности и благополучия».

3. В-третьих, гораздо «эффективнее» и политически значимо для них публичная «забота» о здоровье населения, выраженная в доставке современного дорогостоящего аппарата в какой-нибудь населённый пункт, как побрякушка для аборигена, который простоит без применения, чем, скажем, с риском для жизни устанавливать причину катастрофического состояния здоровья населения республики и потребовать от оккупантов остановить геноцид чеченского народа и начать комплексные мероприятия для его спасения.

2. Травматический фактор

К этой группе больных относятся те, кто получил огнестрельное ранение и минно-взрывные травмы.

В первые месяцы второй русско-чеченской войны, когда шли широкомасштабные боевые действия с массированными бомбардировками, артобстрелами и массовыми расстрелами чеченского населения, осатаневшими российскими террористами, были ранены, без учёта убитых, более 201 тыс. человек. В одном только Курчалойском районе ранения получили около 15 тыс. человек.

Судьба более чем половины раненых нам известна: им пришлось срочно покинуть Чечню, и в настоящее время они находятся в разных странах мира. Большинство раненых, кто остался в Чечне, получило от оккупантов ярлыки «боевики» и убито на «зачистках» или исчезло бесследно. По нашим данным, с учётом всё ещё продолжающейся войны и увеличения количества раненых, но без учёта тех, кто покинул республику, количество раненых на сегодняшний день перевалило за 110 тыс. человек.

Люди, пострадавшие от минно-взрывных травм, исходом которых является 100-процентная инвалидность,  представляют большую социальную проблему для нормальных властных структур, чего нельзя сказать о марионеточной структуре власти Чечни. Поэтому более 20 тысяч человек, опекаемые родственниками, полностью выключены из общественной жизни, влачат жалкое существование и не менее чем остальное население подвержены опасности для жизни со стороны свирепствующих оккупантов и агрессоров. Среди них — более семи тысяч детей.

Подавляющая масса раненых – это люди с огнестрельными ранениями, в основном, из категории молодых. Лечение ран или необходимость реконструктивной хирургической помощи большинства из них — вопрос, безусловно, злободневный.

Но более, на наш взгляд, заслуживающим внимания являются последствия, связанные с ущербом для генофонда нации. По данным исследований учёных, при огнестрельном ранении в организме человека, в структурах хромосом, происходят процессы, влекущие за собой необратимые мутации, схожие с радиоактивным облучением. По своим последствиям воздействия на генофонд человечества, огнестрельные ранения сравнимы с радиацией Чернобыля.

3. Инстинктивный фактор

В науке мало изучены трансформации психологии человека при плановом длительном воздействии стрессов в экстремальной ситуации. Более знакомы инстинкты человека при кратковременных стрессах, при которых подавляется функция коры головного мозга. В такой ситуации кора теряет функцию контроля и подавления инстинктов подкорки, свойственных человеку, как и всему животному миру.

Но эти изменения в обычных для  них ситуациях, когда тонет корабль или дом охвачен пожаром, проходят быстро с ликвидацией опасности жизни человеку.  В медицине такое психическое состояние называется — инстинктом самосохранения. Оно граничит с состоянием безумства.

Как известно, какое-то количество людей, доведённых до отчаяния в длительной экстремальной ситуации,  должны потерять присущие им качества традиционной этики, культуры и нравственности.

К чести чеченского народа, таких людей у нас оказалось не много.

Сегодня весь мир является очевидцем масштабного, длительного, целенаправленного террористического эксперимента режима Кремля над чеченским народом. Казалось бы, что здесь трансформации психологии человека должны были быть более глубинными и стойкими.

Но первые результаты российского психотеррора говорят о провале эксперимента и его парадоксальном эффекте. Лженаучные эксперименты кремлевского психопата оказались недейственными  на психику людей верующих, убежденных в своей правоте и одержимых идеей свободы.

Кремлевский экспериментатор допустил одну существенную ошибку в своем эксперименте – он не учел, что Павловскими собаками являются не все люди. Даже у тех же кадыровых, кикиевых, байсаровых, ямодаевых и иже с ними Кремлю не удалось выработать желаемые условные рефлексы. На наш взгляд у них трансформация психологии существенно иное, чем ставилось целью эксперимента.

Если проследить за их действиями, то симптоматика соответствует именно состоянию декортикации, то есть гибели коры головного мозга, при котором у человека сохранены только безусловные рефлексы подкоркового вещества, свойственные как животным, так и человеку лишенного разума.

Видимо, это результат длительного нахождения малодушного,  беспринципного с рабской психологией человека в состоянии инстинкта самосохранения. Трудно прогнозировать последствия таких мутаций в организме этих подопытных. Но очевидно, что они наносят огромный ущерб морально-нравственным устоям чеченцев, разрушая вековые традиции и нравственные приоритеты народа – фундамент чеченского общества.

Изоляция от общества мутантов данного эксперимента и ликвидация его последствий является основной задачей в деле сохранения, основы генофонда чеченской нации.

4. Социальный фактор

В сегодняшней беде чеченской нации социальный фактор, хотя он и отодвинут от главенствующей роли более губительной ситуацией войны, когда вопрос стоит о физическом выживании в условиях откровенного геноцида, остаётся определяющим в генофонде нации.

Никогда оккупационные власти не создавали чеченскому народу нормальные социальные условия для жизнедеятельности. Чеченцы их создавали сами, вопреки действиям метрополии. Быт жизни чеченца упрощён до минимума, с расчетом на элементарное выживание в условиях постоянных лишений и нужды.

Конечно, всё ещё продолжающаяся русско-чеченская война значительно усугубила и так не простую ситуацию в республике. Российские террористические банды обобрали людей до нитки. Грабежи остатков собственности населения  продолжаются и сегодня. Кое-какая помощь Евросоюза и средства, выделяемые Москвой, якобы, для нужд населения, используются для подпитки оккупантов и их приспешников из числа местных бандитов.

Действия окупационно-марионеточных структур власти и российских террористических группировок в Чечне направлены на то, чтобы лишить чеченское население традиционных для него способов выживания. Это, прежде всего — земледелие и животноводство.

Население Чечни, судя по экологически чувствительным культурам (огурцы и помидоры), давно сделало заключение, что урожай с их огородов представляет реальную угрозу для здоровья. К тому же, чеченская земля обильно напичкана всевозможными минами, не взорвавшимися бомбами и снарядами, и попытка её обработки опасна для жизни. Животноводы лишены альпийских пастбищ и лесных полян, где также орудуют российские террористы, расстреливающие даже пастухов и скот.

Более трёх миллионов мин использовано российскими террористами в Чечне против местного населения. Пройдут ещё десятки лет, прежде чем чеченские пастбища и леса станут свободными от минного загрязнения.

Таким образом, оккупационная политика Кремля в Чечне направлена на то, чтобы довести людей до крайней нищеты, лишая их возможности хотя бы самим предпринимать шаги прокормить себя. Похоже, что всё это делается для того, чтобы поставить чеченцев в зависимость от оккупационного куска хлеба. Как выражаются закулисно о своих желаниях некоторые ангажированные российские политики типа Жириновского и Рогозина, чтобы «довести чеченцев до такого состояния, когда они за буханку хлеба продадут мать родную».

Здесь, скорее всего, эти подонки поведали о собственном морально-нравственном состоянии, окажись они на месте чеченцев.

Какие пути выхода оставляет кремлёвская геноцидная политика населению ЧРИ?

Перечислим возможные варианты:

1) сотрудничество с оккупационными властями и предательство интересов чеченского народа,
2) вхождение в ряды национал-подонков, чтобы своей кровью защищать террористические интересы криминальной верхушки Кремля,
3) присоединение к защитникам своего Отечества.

По нашим наблюдениям, последних — подавляющее большинство и каждым годом имеет тенденцию к росту.

Сегодня в Чечне нет ни социального, ни экономического понятия в чистом виде, в какой бы обёртке оно не было преподнесено. Каждый шаг в плоскости любой проблемы направлен на то, чтобы заполнить содержанием каркас политики кремлёвского сортирного мочильщика под названием «Геноцид чеченского народа».

Соответственно, налицо и результаты такой целенаправленной политики оккупантов:

А) Туберкулёз
Как известно, туберкулёз — это социальная болезнь. Влияние на неё врачей при самой современной организации здравоохранения – не более 10%. Это, в основном, лечение выявленных больных и изоляция больных с открытой формой туберкулёза.

Туберкулёз — это болезнь голодных, ослабленных людей в психологически и экологически неблагоприятных для жизнедеятельности человека условиях. И её эпидемия в тех условиях, в которых находится чеченский народ, не вызывает удивления.

Несмотря на то, что марионетки от медицины дают заниженные в 10-15 раз цифры количества больных туберкулёзом, само население ЧРИ сильно обеспокоено катастрофическим ростом этого заболевания. Несколько многодетных семьей так и объясняют причину своего выезда из Чечни: «Мы боялись, что, если даже избежим, смерть от российских банд, то не избежим её от туберкулеза».

Конечно, цифры, выдаваемые марионеточными «здравоохранниками» – 15 тысяч больных, смешны и не отражают истинную ситуацию с этим опасным видом заболевания.

Б) Анемия
Огромное влияние имеет социальный фактор и на состояние беременных женщин и детей.
С начала 2005 г. у 87,4%  рожениц выявлена экстрагенитальная патология. Из них более 70% страдали различного рода и степени анемией (малокровием). По своей природе большинство страдающих анемией имеет элементарную причину.

Говорить о нормальном развитии плода, когда беременная женщина страдает анемией, не приходится, так как жизнедеятельность плода должна обеспечиваться за счёт продуктов, содержащихся в крови матери. Малокровие матери обрекает ребёнка ещё во внутриутробном развитии на голод и гипоксию, что чревато серьёзными последствиями для его здоровья.
Таким образом, в комплексе факторов, влияющих на здоровье населения, социальный фактор занимает, если не основное, то немаловажное место.

Учитывая вышеизложенные факты, выявленные в ходе работы по изучению ситуации с заболеваемостью и болезненностью населения Чеченской Республики Ичкерия, Комиссия Минздрава ЧРИ пришла к заключению:

1. В России нет здравомыслящего, ответственного за свои поступки лидера и политической силы, способной изменить кремлёвскую политику спецмероприятий, направленных на геноцид чеченского народа.

2. В марионеточных структурах в оккупированной Чечне нет людей, обеспокоенных уготовленной оккупантами печальной перспективы собственного народа.

3. Единственный способ прервать скрытый геноцид чеченского народа, спланированный и осуществляемый под руководством криминально-террористического режима Кремля, — это активизация сопротивления Вооружёнными Силами ЧРИ интенсификация военных действий с полным изгнанием оккупантов и нейтрализацией банд национал-подонков, являющихся соучастниками геноцида собственного народа.

4. Очевидна необходимость привлечения мирового сообщества для ликвидации последствий антигуманной политики Кремля, направленной против человечности, и преступлений российских террористов против чеченского народа.

5. Считаем необходимым срочное Ваше поручение Минздраву ЧРИ, для разработки комплексных мероприятий направленных на спасение генофонда чеченской нации, с вовлечением заинтересованных сторон мирового сообщества.

Умар Ханбиев, министр здравоохранения Чеченской Республики Ичкерия, председатель Комиссии по изучению ситуации с заболеваемостью и болезненностью населения ЧРИ
07.12.05г.

 
ИА»Ичкерия-инфо»

Реклама

Геноцид. Аналитическая записка Минздрава ЧРИ: Один комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s