«ФСБ запросила у американских властей IP-адреса читавших блог»

Сергей Крюков. Фото: facebook.comПопросивший убежища в Украине публицист Сергей Крюков о преследовании за слова и судьбе двух стран

Публицист и активист Сергей Крюков – один из примерно ста граждан России, попросивших власти Украины о политическом убежище в постмайдановский период. В России его обвиняют в публичном оправдании терроризма, публичных призывах к экстремизму и возбуждении ненависти или вражды. Все обвинения основаны на публикациях в интернете. Против Крюкова возбуждено пять уголовных дел за статьи и репосты текстов и видео в личном блоге «Россия — тюрьма народов«, автором которого правоохранительные органы считают активиста. В публикациях, помимо прочего, критикуются российская государственность, менталитет русского народа, РПЦ, выражается мнение о праве отделиться от России ряда территорий.

После шести месяцев в СИЗО Крюкова неожиданно для него самого отпустили под подписку о невыезде – следователь не продлил ему срок прежней меры пресечения. После этого публицист выехал в Украину и еще на границе заявил, что ищет убежища. По закону человек не может находиться под стражей более полугода, если его не обвиняют по тяжким статьям. Однако Крюков полагает, что его отпустили не только из-за этого. О том, к какой сделке его принуждали, что не понравилось ФСБ в его общественной деятельности, и почему он уехал в Украину, Крюков рассказал в интервью Каспаров.Ru.

Я знаю, что вашу квартиру практически штурмовали при задержании. Расскажите как это происходило?

Я был задержан 17 июня 2014 года в моей квартире в Ульяновске. Около 9 часов утра я услышал непонятный шум со стороны столовой, подошёл, увидел двух людей в масках, в чёрном камуфляже, один из них находился уже на балконе, другой на спецснаряжении спускался с крыши здания – моя квартира на четвёртом этаже. Тот, который находился на балконе, сразу проник в комнату, приказал лечь на пол, руки положить за голову. Второй забрался в квартиру, открыл входную дверь, и через нее вошли более десяти человек в штатском. Они представилось сотрудниками УФСБ по Ульяновской области, заявили, что у них есть судебное постановление на моё задержание и обыск в моём жилье.

Обыск продолжался около пяти часов. Изъяли компьютеры, сотовые телефоны, роутер, карты памяти, фото-видео аппаратуру, личную переписку, наглядную агитацию с общественно-политических мероприятий. Возможности позвонить и сообщить о происшедшем представителям правозащитных организаций мне не дали. Затем меня доставили в здание УФСБ по Ульяновской области. Там меня сразу завели в отдельный кабинет, где установили видеокамеру. Один из проводивших задержание стал показывать мне бумажные распечатки каких-то текстов, предлагая с ними ознакомиться. На это я отвечал, что считаю всё происходящее провокацией и местью за мою гражданскую и публицистическую активность. Знакомиться с предлагаемыми материалами я отказался. После этого, ФСБшники заявили, что в отношении меня будет возбуждено уголовное дело.

Были ли до этого какие-то признаки, что силовые структуры заинтересовались вами? Оказывали ли на вас какое-то давление?

Были. 13 марта 2014 года на мой домашний телефон позвонили, звонивший представился следователем ФСБ Черновым Андреем Лонидовичем (следователь Андрей Чернов позже вел дела против публициста – прим. Каспаров.Ru). Он предложил мне явиться в их контору, поскольку я, по его словам, прохожу свидетелем по некому делу. Я отказался, о чем даже выложил видео в YouTube. Во-первых, я считал данный звонок провокацией и угрозами, во-вторых, было опасение, что вызывать могут, например, по делу Бориса Стомахина.

А до этого, в 2009 году в отношении меня было возбуждено дело по позорной 282 статье («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства» – прим. Каспаров.Ru) за публикации в Интернете (Поводом послужили записи с критикой российской государственности и РПЦ. В 2010 году суд признал Крюкова виновным по этому делу и приговорил к штрафу в размере 100 тысяч рублей. Активист не стал выплачивать его по принципиальным соображениям – прим. Каспаров.Ru).

В письмах активистам вы сообщали, что на вас давили.

На допросах Чернов соблюдал некую следственную тактику, всё было по протоколам. Но вне их было и давление. Например, когда в июле меня доставили в психиатрическую больницу для проведения амбулаторной экспертизы. У врачей, вроде бы, ко мне вопросов не было. Но на обратном пути в СИЗО следователь неожиданно заявил мне, что результаты экспертизы будут такими, «какие им необходимы», и что они намерены отправить меня на принудительное лечение в психиатрический стационар, где за два года из меня сделают «овоща». Как альтернативу Чернов предложил мне признать, что я автор интернет-ресурса «Россия- тюрьма народов».

Я в ответ на угрозы обратился в прокуратуру и к уполномоченному по правам человека в Ульяновской области. От последнего никакого ответа, кстати, так и не получил. После этих жалоб следователь приехал ко мне в изолятор и предложил вспомнить мой прежний опыт обжалования их действий и продолжил настаивать на признании, что я автор блога и являюсь сторонником независимости и государственного суверенитета Чеченской Республики Ичкерия. Такие показания я дал, поскольку это не противоречит моим убеждениям. Также, когда против меня 6 августа возбудили очередное дело, Чернов и находившийся с ним в кабинете человек после ухода адвоката, угрожали мне, заявляя, что таким как я лучше пожизненно сидеть в тюрьме. Они так же оскорбляли меня по мотивам моих взглядов и говорили, что моя жизнь сломана, прожита зря, и такие как я балласт и ненужные их государству люди. Угрозу продолжить возбуждать против меня дела следователь озвучивал и позже.

Почему, на ваш взгляд, против вас завели дело?

Я думаю, здесь сыграли роль несколько факторов. Во-первых, я публично рассказал о преследовании со стороны ФСБ по первому делу против меня. Тогда, несмотря на угрозы и «рекомендации» ничего нигде не публиковать, я подробно описал все это в статьях в Интернете, открыто заявлял о давлении на «судебных» заседаниях, поскольку считаю недопустимым какой-либо контроль за жизнью гражданина со стороны государственных структур, тем более таких преступных, как КГБ-ФСБ.

Спусковым крючком могло стать и мое участие в пикете 20 декабря 2013 года возле здания ульяновского УФСБ. Группе гражданских активистов тогда чудом удалось согласовать эту акцию в «день чекиста». Я был ее инициатором, держал в руках плакат с надписью «путинские палачи взорвали дома в Москве и Волгодонске». Так же причиной преследований со стороны чеченского ФСБ могло стать то, что я освещал ситуацию с Адамом Осмаевым. Я считаю это дело полностью сфабрикованным, и поэтому оказывал по мере возможностей информационную поддержку в деле борьбы за справедливость.

По закону вас не имели права держать в СИЗО больше шести месяцев, поскольку вам не вменяют тяжкие преступления. С чем Вы связываете свое освобождение?

Я уверен, что меня отпускали не насовсем и могли снова посадить, открыв очередное дело, или, что похуже устроить. Но ФСБ предложила мне своего рода сделку. Нас следующий день после внезапного освобождения из СИЗО я пришёл в их контору за изъятыми вещами, которые не признали вещественными доказательствами по делу, и мне их вернули. Едва я приехал домой, мне на мобильный позвонил следователь и попросил на следующий день к нему приехать. Я ещё подумал, что хотят вернуть другие вещи, хотя внутренне был готов ко всему. 20 декабря я приехал в УФСБ и получил от Чернова предложение полностью признать вину на предстоящем суде и согласиться на особый порядок рассмотрения дела. Как пояснил следователь, в противном случае, меня возвратили бы в СИЗО. Времени на раздумье у меня не было. Я согласился и одновременно принял решение, что уеду из России.

Было ли что-то привлекшее ваше внимание в материалах дел?

В нем есть, например, запрос ФСБ в правительственную организацию США, которая контролирует распространение информации. Силовики обратились в нее, поскольку хостинг Blogspot.com, на котором находится блог «Россия — тюрьма народов«, принадлежит Google, а сервер компании расположен в Соединённых Штатах. ФСБ будучи уверена в своей непогрешимости и патриархальной вседозволенности в деле политических преследований, запросила у американских властей сведения об IP-адресах тех пользователей, которые ознакомились с инкриминируемыми мне публикациями, также ФСБ интересовал IP адрес создателя интернет ресурса «Россия — тюрьма народов«.

Им отказали, поскольку, после изучения интернет-ресурса, организация не нашла нарушения действующего законодательства США. В ответе сказано, что степень критики правительства не может быть приравнена к опасным угрозам, также не является нарушением законодательства США защита прав политических узников и публициста Бориса Стомахина. Не являются нарушением законодательства США и заметки о проводимых общественно-политических мероприятиях.

Почему вы решили уехать именно в Украину?

Украину я выбрал, поскольку у меня отсутствует шенгенская виза в загранпаспорте, а оформить её в условиях подписки о невыезде и пристального внимания «конторы» было бы невозможно. Кроме того, по освобождению из изолятора, обнаружил в почтовом ящике уведомление от судебных приставов, что мне запрещён выезд из РФ, как должнику, поскольку штраф по «приговору» 2009 года я не платил.

Как вам удалось выехать?

Рейсовым автобусом, без предъявления документов, я добрался до Москвы, затем попутным транспортом до Беларуси. У меня была информация, что попутный транспорт могут не подвергать паспортному контролю на границе, так на моё счастье и вышло. Из Беларуси я и выехал в Украину. С первого раза пересечь белорусско-украинскую границу не удалось, поскольку у меня не было письменного нотариально заверенного приглашения принимающей стороны.

При следующем переходе, я сообщил украинским пограничникам, что следую в Украину для получения политического убежища, поскольку в РФ меня преследуют. Со мной побеседовали, после чего мне разрешили въезд на территорию страны. Ночь я провел в погранотряде. Утром в сопровождении офицера пограничной службы Украины я уехал в областной центр того территориального округа, где пересек границу. Здесь я подал документы на получение статуса беженца, ожидаю решения об их принятии к рассмотрению. По территории Украины я могу передвигаться без ограничений с предварительным уведомлением миграционной службы, в рассмотрении которой находится моё дело. Судя по ситуации, сейчас в Украине политическое убежище беженцам из России предоставляют редко и неохотно (Пока известно об одном случае получения убежища политическим активистом из России за 2014 год — прим. Каспаров.Ru). Так что я уже психологически готов к отказу и не питаю никаких иллюзий. Я согласен с мнением, что украинские власти, которым сейчас досталась в наследство разрушенная прежней властью экономика, не обязаны встречать с распростёртыми объятиями всякого соискателя убежища, тем более из страны-оккупанта.

Какие у Вас первые впечатления об Украине?

Украину очистил и сплотил Майдан, кремлёвская агрессия и оккупация привели к формированию матрицы нового гражданского общества. Так часто бывает, когда в обществе включаются скрытые алгоритмы самосохранения. Украина проходит этап возрождения после имперской российско-советской селекции и гэбешнного геноцида. И я считаю, здесь всё закончится благополучно. Но, только в том случае, если Украине будет оказана международная поддержка и защита от путинской России и её ползучей имперской агрессии.

Как вы думаете, как будет развиваться ситуация в России? Станет ли больше политических заключенных или, наоборот, возможна оттепель.

Масштаб политических преследований будет зависеть от хода событий вокруг Украины. Путинской хунте для дальнейшего укрепления диктатуры, необходима война. Это такое оправдание неполноценности режима, да и умирающей империи тоже. Огромные территории, население которых подсажено на иглу путинизма – своего рода клетка бессилия для малочисленного протестного потенциала. При этом у каждой политической силы здесь свои политзаключённые, преследования политических оппонентов игнорируются. В таких условиях, путинское палачьё просто поодиночке выдёргивает активистов на расправу, совершенно не опасаясь никаких последствий в виде полноценных гражданских протестов. Самой главной задачей путинизма в период его становления было не допустить возникновения зачатков становления гражданского общества в своей имперской вотчине. Этот этап успешно пройден. Сейчас чекисты собирают свой урожай.

Если вам откажут в статусе беженца, что вы планируете делать?

В этом случае буду добиваться выезда в третью страну (процедура, которую может провести Агентство ООН по делам беженцев, если человек подал туда свои документы, и организация признала его незаконно преследуемым на родине – прим. Каспаров.Ru). Но в Россию не вернусь. Для меня место, меченое путинизмом — место проклятое, проклятое от прошлого и проклятое на будущее. Если довелось уехать отсюда таким образом, значит такова судьба и воля Всевышнего. И я им благодарен.

Алексей Бачинский

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: