Почему все россияне — соучастники преступлений Путина

Леонид БершидскийНет буквально никого, кто доверял бы российским властям. Но россияне не готовы выйти на улицу и потребовать, чтобы власть, которой не доверяют, ушла
Хочу сказать пару слов соотечественникам без языкового фильтра.

Очевидно, что девальвация рубля не вызвана лишь падением цен на нефть: она вызвана непреодолимым недоверием к властям, которые в России называются словом «Путин» — потому что он один принимает финальные решения.

Это недоверие испытывают все: иностранные спекулянты, русские спекулянты, нефинансовый бизнес, просто люди, которые перекладываются в валюту, хотя и не могут предсказать завтрашний курс. Нет буквально никого, кто доверял бы российским властям. Спросите себя: вы им верите? Путинский рейтинг доверия, таким образом, равен нулю, а никаким не 84%. При этом я ни у кого не читал о намерениях выйти на улицу и потребовать, чтобы власть, которой никто не доверяет, ушла.

Это парадокс, который отличает российских граждан от украинцев. У них сейчас полная жопа — хуже, чем в России — но они хотя бы попытались, и у них появились хотя бы какие-то надежды на перемены к лучшему, пусть, может быть, и несбыточные.

Это вообще парадокс, который, кажется, отличает российских (советских) граждан от каких-либо других. Никто обычно не терпит власть, которой невозможно верить, — жить с такой ведь ужасно неудобно, никогда не знаешь, чего еще ожидать.

Но такая удивительная особенность есть у нас, граждан России. И она нас делает соучастниками всего, что вытворяет власть. Каждый из нас, в том числе те, кто возражал против крымской авантюры и донбасского кошмара, и даже те, кто, как я, уехали и перестали за все это платить, — соучастник и этих преступлений, и так называемой экономической и финансовой политики, которую мы сейчас наблюдаем (опять-таки, не наблюдаем, а соучаствуем путем непротивления).
Я не готов возглавлять никакие майданы, даже маленькие их кусочки — дело не только в том, что я уютно чувствую себя в моей профессии и неуютно в других: политик должен быть готов предъявить общественности всю свою жизнь, иметь «чистую анкету»; я к этому не готов совершенно: и много всего натворил в личном плане, и люблю приватность.

Поэтому не говорите мне — вот иди и организуй. Я не верю, что для этого нет более пригодных людей. От себя могу только обещать, что, если такие пригодные люди вдруг возникнут, я приду и встану рядом. Доход в евро — это хорошее дело, но хотелось бы, чтобы и в нашей стране было понятно, куда платятся налоги — как там, где я теперь живу; чтобы и в нашей стране можно было строить бизнес без страха — как там, где я теперь живу; чтобы и в нашей стране были свободные медиа, а не два с половиной сайта, — как там, где я теперь живу.

Тогда, глядишь, и с курсом все будет как-то попроще, и не надо будет скупать телевизоры по ночам, а можно будет, как раньше, пить и заниматься любовью. Ну или просто спать, как кому нравится.

Леонид Бершидский

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s