До и После…

Если бы меня кто-нибудь спросил о главном ощущении войны, я бы ответил, что главное — это ощущение нереальности происходящего… Внутреннее несогласие и протест со всем, что происходит вокруг. Всё, что ты видишь сознание не принимает. Не верится и кажется, что вот-вот сейчас произойдёт что-то и всё прекратится.
Но проходит день, неделя и ты начинаешь понимать, что эта непрошеная «гостья», пришла надолго…

Но начнём по порядку.

Если сказать, что война пришла неожиданно, это будет не правда. Её вестники проявлялись малозаметными, для непосвящённого, симптомами. В начале это было далеко…, потом всё ближе и ближе. И казалось, что это «далеко», никогда не приблизится, не придёт в твой дом…

Мне врезался в память один момент, который «отрезвил» меня, встряхнул.
Я приехал с работы и стою перед домом. Со мною рядом стоит моя мать. Вокруг на улице играют дети… И тут появляются самолёты. Они кружат высоко, как коршуны. Но их никто не боится. Никто не верит, что они несут с собой опасность, смерть. Ведь там же за штурвалами люди?
Потом, вдруг, самолёты пикируют и выпускают ракеты.
О том, что это ракеты, мы узнаем чуть позже, когда они начнут взрываться… А сейчас стоим и смотрим, как зрители на каком нибудь авиационном шоу и слышим какой то звук, напоминающий шум петель от открывающихся ржавых металлических ворот и видим дымные следы направленные от самолёта к земле.
А небо чистое и ясное. Нет ни единого облачка. Солнце светит и … И потом раздаются взрывы. Звук от них идёт со стороны ДОСААФа, который находится рядом. Там дислоцируется воинская часть, под командованием Хамзата Гелаева.
Потом самолёты заходят ещё и ещё раз и снова «скрип» и шлейф дыма.

Но неожиданно к «скрипу» примешивается другой звук. Он не такой громкий, но отличается от прежнего. Длинный и нe такой «скрипучий».
И тут я вижу, как от нашего гаража, который выходит воротами на улицу, отлетает красная пыль. Это буквально в полуметре от нас. От меня, от матери, от детей…
A мы все стоим на улице, перед гаражом, задрав головы и наблюдая за этой «каруселью смерти», которую кружат в небе российские самолёты.
Всё это длится недолго, буквально минуты две-три и, также неожиданно, как появились, самолёты исчезают…
Я лезу на забор и смотрю откуда «красная пыль».
В кирпичной кладке, раздробленной чем-то, поковыряв её, я нахожу пулю… Она большая.
Это потом я узнал, что это пуля от пулемёта с самолёта.
Значит лётчик, видя детей, женщин и просто людей одетых в гражданку, стрелял по ним. По нам…

Потом были уже регулярные бомбёжки. Были и смерти, и чудесные спасения, когда из под развалин домов, из под обломков кирпичей, бетона и кучи деревянных конструкций, вылезали сами, без посторонней помощи уцелевшие люди. Они были, как в пудре, от пыли бетона и кирпича, и вот из под этих масок, на окружающий мир, смотрели ошарашенные глаза. Они не понимали, что с ними произошло, где они и хлопали широко отрытыми глазами, оглядывая груды мусора, которые раньше были домами…

После первой такой бомбардировки, вся Катаяма (посёлок в чертe Грозного), все мужчины пошли записываться в ополчение…
Такого подъёма духа и такого единения народа, какой был в первой русско-чеченской войне, я не видел.

Ну а женщины, старики и дети, и все те, кому не досталось оружие или у него не было средств его купить, стали в цепочку от Ингушетии до Дагестана живой цепью, требуя остановить войну. Там были все — и чеченцы и русские, и ингуши и дагестанцы.
Ингуши стояли на западных границах, переняв цепь и продолжив её, а дагестанцы протянули эту «живую цепь мира» к себе…
И все эти люди требовали остановить войну, требовали от мирового сообщества, вмешаться.
Тогда они (вернее, все мы) верили, что мировое сообщество что-то решает, как-то влияет.
Оказывается, это были просто статисты…

Иллюзии скоро прошли и началась долгая, жестокая война, но осталась вера в людей, в наших братьев по Кавказу, и окрепла вера в то, что рассчитывать нужно только на свои силы, на помощь братьев, и уповать на Всевышнего. Остальное, всё ложь.

Ну а я, как и все мои соотечественники, стал другим…

Есть много чего, что нам не хочется делать, но приходится. И есть много, что делаем, считая для себя благом… но вот вопрос — всегда ли совершаемое нами, нам идёт во благо..?
В Коране об этом сказано и я лучше приведу аят: «Вам предписано сражаться, хотя это вам неприятно. Быть может, вам неприятно то, что является благом для вас. И быть может, вы любите то, что является злом для вас. Аллах знает, а вы не знаете«. (2:216 пер. Кулиева)

Почему я написал эти воспоминания?
Потому, что Украине нужно стряхнуть с себя напрасные надежды и рассчитывать на свои силы, которых достаточно, и на помощь друзей, которые есть!

www.facebook.com

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s